Смешные рассказы и веселые истории

Бизнес по-советски


Ох, тяжело было советским гражданам в начале девяностых приспособиться к новой капиталистической действительности. Сейчас всё за деньги делается – и это воспринимается нормально. А тогда разменной монетой была бутылочка беленькой. Причём распивалась она совместно с тем, кому оказывалась услуга, а также со всяким, кто проходил в тот момент мимо и соглашался поучаствовать в маленьком торжестве по случаю блестяще осуществлённого акта гражданской взаимопомощи.

Спекулятивные операции в обществе, в силу укоренившихся за 70 лет идеологических стереотипов, ещё пока осуждались. А попытки нажиться на святом, то бишь перепродажа водки, карались общественным презрением, косыми взглядами, злым шипением старушек на скамейке у подъезда и бойкотом товарищей по трудовому цеху.

Вот в эти-то тяжёлые для спекулянтов времена один мой знакомый по имени Юра решился заняться бизнесом. Не сам правда, жена заставила. Она в новой политической и экономической обстановке сориентировалась быстрее и задумала нажить свой первый капитал любыми (согласно капиталистической доктрине), пусть и осуждаемыми ещё пока в глазах общественности методами. Раздобыла где-то по дешёвке 50 ящиков огненной воды и велела Юре распространить их в розницу среди тружеников на заводе, где он работал, по спекулятивной цене. Дело сулило большие барыши, потому как водка тогда продавалась по талонам и считалась дефицитом.

Но Юра по натуре спекулянтом не был. Пока над ним довлел грозный образ жены, он мрачно, но добросовестно ходил по цехам завода и предлагал работягам дефицитный товар. Однако стоило Юре наткнуться на культурно отдыхающих за бутылочкой где-нибудь в закутке товарищей, как душа его неслась в рай. Он охотно угощался предложенной стопочкой и грозный образ супруги сразу становился не таким уж пугающим. А потом угощал сам, с размахом в силу всего своего щедрого, забитого женой, характера. К пиршеству подтягивались всё новые и новые товарищи. Водка таяла быстро. За неделю разошлись все 50 ящиков.

Посчитав вырученные деньги, Юрина жена обнаружила, что они далеко не покрывали затрат на приобретение товара. Беспроигрышное, на первый взгляд, предприятие с треском провалилось из-за пристрастия её мужа угощаться подобным же товаром на халяву.

Юра был наказан жестоко – закодирован от пьянства на три года. Вот такими суровыми мерами широкая русская душа, развернувшая крылья в полный размах при социализме, загонялась в железные капиталистические тиски хозрасчёта.